Московский дневник — стадия Цинк.
Театр и Его дневник
26 August 2020

Вы наверняка встречали название «Театр и Его дневник» на обложках книг Бориса Юхананова. Эта серия получила свое имя вслед за проектом, к которому режиссер приступил в конце 1990-х годов. «Театр и Его дневник» включал в себя три направления: «Стойкий принц», «Археология» и «Повесть о прямостоящем человеке». В 2004 году впервые вышла книга, посвященная «Повести...», в 2018 она была переиздана в Электротеатре Станиславский. Публикуем текст Бориса Юхананова, который стал вступлением к этой книге и раскрыл некоторые термины и понятия, сопутствующие проекту.

 

Московский дневник – стадия Цинк

Книга развернута в одной из своих инкарнаций – офсетные пластины, неочищенные, сохраняющие в себе следы типографского процесса... Обратная перспектива к Гутенбергу. Тиражируемое обращается в уникальное. Могло бы быть больше. Рукописи+эскизы+макет+пленки+формы+книга. Здесь мы выбираем «формы», ими представляя все. Текст и графика, застрявшие на цинковых страницах – это достаточно суровая и абсолютная ситуация. Памятуя о крышах домов, водосточных трубах, гробах и оцинкованном железе автомобилей, мы можем сказать, что сами пластины предстательствуют за город, во всей его беспощадной извечности, а графика и текст продолжают оставаться секретными агентами личного дневника, неожиданно и ненадолго открывшимися друг другу.

Материал цинк будет храниться вечно, но изображение пропадает. Полимерный слой разрушается, если его не защитить. Кстати, процесс, в котором пластины покрываются защитным слоем, называется гуммирование. Еще эти тонкие формы звучат. Звук тонкий, тревожный и очень городской; если сделать из них инструмент, то за нити, привязанные к пластинам, посетитель-зритель-читатель-свидетель мог бы трясти цинковые страницы, тем самым как исполнитель включаясь в общий пейзаж дневника. Так боги ветров и ураганов грядущих бурных времен беззастенчиво пользуются услугами хорошо темперированного города, чтобы прислушиваться к металлическим отзвукам музыки сфер.

 

Театр и Его дневник

Все более очевидным становится центральное (для меня) место этого проекта в настающем времени. И рисунки с открывающимся в них мифом – неотъемлемая часть его. Надо только решиться. С «Археологией» уже происходит метаморфоза кристаллизации. Театр-проект создает дневник театра «Стадия Цинк» – в ней много печали, не только моей, но и той, что сегодня разлита в московских душах. Похоже, что наведенный морок 1990-х рассеивается. И в ясности нарождающегося века, невинности, еще нездешнее проявляется. Каждый век в своем начале – невинен. Небо открыто для визитеров-визионеров. Этот младенец – тысячелетие, в первые годы стоит ждать откровений. Рождению ХХ века сопутствовали откровения символистов. Дневник этих лет – запись глаголов младенца... Театр – дневник времени. Счастье – это когда счастливая душа не замечает, как с нее сползает тело. Время сдирает с нас тело прошедшего тысячелетия. «Археология» – это тот способ наслаждения временем, при котором уникальное эфирного воспоминания отдает свой аромат непосредственно в действие, минуя стадии текст, структура. Априорное, теряя свою власть над игрой, не может воспользоваться и личиной постструктурирования, именно потому, что воспоминания сделаны из того же вещества, что и сны. Разбивая склянки с эфиром, мы продолжаемся, а театр возрождается в дневнике. В Москве проект начнет существование в виде книги, выставка проявит одну из ее инкарнаций – Цинк, дальнейшее уже началось в «Археологии и «Романе-дневнике». Видео, возможно, возникнет из театра – видеороманом «Стойкий Принц» – как продолжение – «Сумасшедшего...»; далее – графика. Впрочем, все это одновременно, и ничего тут не попишешь. Извержение универсального потенциала эволюционного проекта подстерегает меня, как Помпею. Не хочу ни с кем совмещаться (из режиссеров), слипаться буду один.

Виды дневников: корабельный, философский, личный (любовный), политический, эксперимент-опыт, дневник путешествия, дневник ученика; хроника событий, болезни, летопись соотносятся с «розой эволюционных проектов»: школой, путешествием, войной, мистерией, клиникой, метаморфозой, дневником. Вероятно, их больше во времени сейчас, и каждый включает несколько.

 

О спектакле "Повесть о прямостоящем человеке"

3281