Фотоистория: «Октавия»
6 April 2020
«Октавия». Сергей Афанасьев и Никита Михайловский. Эпизод "Красное и черное".
Фото Андрея Безукладникова.

В последние годы вы, скорее всего, много слышали об опере "Октавия. Трепанация", а вот о спектакле "Октавия" — наверняка меньше. Чтобы не было путаницы: это два совершенно разных произведения, созданных Борисом Юханановым с разницей почти в 30 лет. Сегодня в рубрике "Фотоистория" расскажем вам о той самой "Октавии" 1989 года.

Эта фотография была сделана Андреем Безукладниковым в июне 1989 года. "Октавию" репетировали в тесном пространстве московского ЖЭКа, где и была сыграна премьера. На фото актеры Сергей Афанасьев и Никита Михайловский в эпизоде "Красное и черное". Михайловский (один из центральных героев видеоромана "Сумасшедший принц", снятого в те же годы) здесь исполняет роль Ленина. 

Откуда в "Октавии" Ленин? Взяв за основу спектакля пьесу "Октавия", приписываемую Сенеке, Юхананов добавил эссе Льва Троцкого о Ленине. Как пишет Леда Тимофеева в книге "От Театра Театра до Сада", тем самым "с одной стороны, актуализируя тему разрыва поколений, с другой, «вскрывая механизм перебора злодеяний» — «империя совка» началась с кровавых революций и ими же кончится". Тему разрыва поколений подкреплял сюжет "Октавии", где Нерон казнит Сенеку  ученик убивает своего учителя. 

Музыку для "Октавии" написал Камиль Чалаев, а художник Юрий Хариков разработал проект декораций в виде волчицы с кремлевскими башнями вместо сосцов (не все из проекта удалось воплотить, но сохранились фотографии макета). Костюмы создавались силами сразу двух художников  Ирэн Бурмистровой и Екатериной Рыжиковой. Каждый раз они делались заново, потому как по замыслу в финале действия сжигались во дворе ЖЭКа.

"Октавия" вспыхнла ритуальным огнем и завершила важный этап жизни Театра Театра, став его последним проектом. В конце своего репетиционного дневника Борис Юхананов пишет "Мы выходим из Лабиринта и попадаем в Сад".

 

 

 

 

676