Гуманоид Иванов. К "Жанру"
6 July 2019
Фото Андрея Безукладникова

В августе 1991 года Борис Юхананов и "Мастерская индивидуальной режиссуры" продолжали возделывать мифотворческую территорию "Сада". Проект вбирал в себя самые разнообразные художественные инициативы, одной из которых была драматическая игра "Жанр". Одна из репетиций проходила во время августовского Путча. Публикуем фрагмент ее записи, где реплики участников перекликаются с радиотрансляцией с баррикад. Центральным персонажем выступает Гуманоид Иванов.​

Гуманоид: Мы на улице. Наша работа над проектом «Жанр» продолжается. Совершенно неожиданно для нас, в тот же день, когда мы назначили второй цикл прогонов по «Жанру», случился Переворот. Путч. Видимо, его назовут "Августовским переворотом". Мы оказались в ситуации как бы параллельного действия и решили заманить ее внутрь нашей работы, в частности, на видео она отражается. Одновременно этим мы оказались в сосредоточенном напряженном труде над проектом «Жанр». Само сосредоточение в сто­рону этого проекта оказалось довольно сложным, сложной художественной проблемой, потому что исторические события, ко­торые захлестнули нашу страну, стали перетягивать и энергетику, и, соответственно, смыслы. Наше внимание к тому, что происходило за пределами пространства, где осуществлялась работа над проектом «Жанр». Это сопряжение и той и другой историй оказалось очень интересной художественной проблемой, возможно, внутри нашей работы над драматическим произведением, своеобразной пьесой. Это отразится в самом тексте. И дальше, когда мы разыграем это, мы получим талой документальный... Мы же практически работаем над документальным спектаклем. Только мы не избрали жанр прямой документации, вполне возможной в данных условиях, но некорректной, и художественно, мне кажется, не очень плодотворной.

Мы не забирались на баррикады и не вели прямой репортаж с баррикад, как, скажем, радиостанция «Эхо Москвы», ибо у нас другие цели и иные, как нам кажется, функции. Но так или иначе, сама документация этих исторических событий окажется внутри нашей документально-художественной работы над проектом «Жанр». И мы надеемся, что в дальнейшем это сложится в художественную ткань пьесы, пье­сы, посвященной настоящему времени, пьесы, которую мы будем разыгрывать как спектакль.

(На протяжении всего монолога доносятся звуки из радиоприемника: репортажи о событиях августа 1991 года. В тот момент, когда речь Гуманоида на некоторое время умолкает, голое диктора говорит о Советском Союзе, об агентстве Рейтер. Разобрать, что именно, сложно.)

Читать полностью

348