Драматическая игра "Жанр". Синопсисы
7 April 2019
Фото Геннадия Беляева

В архиве опубликованы материалы о драматической игре "Жанр", которая была частью эволюционного проекта "Сад". Синопсисы составлены учениками "МИР-2" (1991 год).

Столько же, сколько существует театр, существует и тайное желание зрителя выйти на сцену во время идущего действия и принять в нём участие. Это желание художественного террора.

Драматическая игра «Жанр» способна удовлетворить это и многие другие желания, связанные с деконструкцией обветшалых и замшелых театральных конструкций. «Жанр» образует новый тип театрального действия – тотально разрушающего и в то же время лелеющего любую условность, любой канон, через который (коммерческая) культура научилась и привыкла изображать мир человеческой жизни. Эти каноны и называются «жанрами» кино и литературы ХХ века.
Игра «Жанр» – своеобразный полигон, оборудованный современными аудиовизуальными «жерновами». В них попадают маленькие сценки (модули), сочинённые участниками игры – режиссёрами и актёрами одновременно – в том или ином «жанре» – будь то вестерн, шпионский детектив, триллер, мелодрама, а также «интеллектуальное сюсю-масю». Модули, как правило, играются без слов, перед началом автор зачитывает либретто. Как, например, в работе «Цена любви»:
«Он и Она любят друг друга. Но, увы, у неё есть муж. Он неожиданно возвращается. Улики бесспорны. И там, где только что звучали слова любви, разыгрывается кровавая драма».
На полигоне игры «Жанр» модули подвергаются театральному террору, осуществляемому группами особым образом подготовленных специалистов: на сценки обрушиваются массированные атаки иронично-террористического и культурологического комментария, кино- и видеокамер, теле- и радиокорреспондентов, прорывающихся внутрь драматического действия, с тщетным желанием уничтожить неуничтожимые садовые оазисы, где буйно расцвела мировая индустрия развлечений. Всё это приводит к непредсказуемым поворотам действия.

«Жанр» – индуктивная игра; правила её определяются прямо во время действия, образуя каждый раз новое по сути произведение.

«Жанр» – жестокая игра с неизвестным итогом. Она происходит безусловно и реально.

«Жанр» позволяет оказаться внутри действия тому, что обычно оказывается вне его пределов. Например, культурологическому комментарию или режиссёрскому анализу, которые, возникая как речь, приобретают качества драматического действия. Для «Жанра» характерна игра с рамкой сцены, действия, сюжета, ситуации, игры – постоянное смещение рамок восприятия.

Идея игры «Жанр» родилась из предложения о том, что жанровый канон принадлежит архаическому уровню человеческого сознания. Жанровый канон живёт внутри человека в виде тайного и кармически, генетически ему присущего личного жанра или нескольких жанров. Жанровый канон проявляется как чувство на жанр. Оно похоже на то чувство, с которым дети самозабвенно играют в войну, размахивая игрушечными пистолетами. Это не имитация коммерческого кино, а скорее обращение к тому источнику, откуда рождается и коммерческое кино тоже. Вневременное пространство личных жанровых канонов встречается с темами, которыми живёт настоящее время современной культуры. Комментарий принимает эти темы на себя, и тогда во все своей полноте возникает объём «Жанра».

«Жанр» – это игра, в которой может соседствовать предельный в своей напряжённости психодраматический монолог и весёлая дискотека, где игра в шоу может обернуться игрой в концлагерь. Игра в разрушение театра и, таким образом, созидание его.

«Жанр» – это ещё один из способов рассказать «Сад», но уже через реалии настоящего времени, образуя мозаичную фреску, на которой многоглавый дракон комментария-террора сражается с неуничтожимым театром.

(Из буклета драматической игры «Жанр», 1991–1992)

ЧИТАТЬ ВСЕ СИНОПСИСЫ

2902